Меир Шалев:  История любовей и смертей

В мае, в Гешере состоится премьера пьесы, которую специально для театра написал знаменитый писатель, классик израильской литературы Меир Шалев. В русском переводе пьеса называется «В гостях у предков». В Израиле ее ждут с нетерпением и волнением. Обречена ли она на успех? Заранее с уверенностью можно сказать одно –  с автором пьесы театр точно не прогадал.

 

Билеты на премьеру в театре Гешер

 

Пьеса Меира Шалева «В гостях у предков». Фото Елены Лагутиной
Пьеса Меира Шалева «В гостях у предков». Фото Елены Лагутиной

Пьеса Меира Шалева: сатира и фантазия

Шалев, выразитель эпохи нынешней и эпох прошлого. Шалев, остро чувствующий все, что происходит сегодня и в большом мире, и на улицах Тель-Авива и Иерусалима, соединил в своих произведениях Танах и современность. И первое драматическое произведение писателя не исключение. В пьесе автор «оживил» в современном мире танахических героев. 

«Это рассказ о семье, – говорит Шалев, – Три праотца и три праматери, получившие обещание от Всевышнего стать единым народом, но не знающие, что это обещание сбылось. В этом есть политическое значение, но, на мой взгляд, главное – это семья, генетическая закваска каждой еврейской семьи: Сара – первая «аидише мама», Ицхак – еврейский первенец. Это история о счетах, о которых не забывают».

Хочешь ли ты жить в религиозном государстве, чтобы Господь был доволен?

Неспроста Меир Шалев говорит о политическом значении своей пьесы. Долгое время писатель был автором еженедельной колонки в старейшей газете «Гаарец». Его тексты ждал весь Израиль. В них как в зеркале отражались и подвергались осмыслению все события и процессы, происходящие в стране.  Именно взгляд Шалева, его способность увидеть суть вещей становились стимулом для людей мыслящих. И сегодня они как нельзя актуальны. 

«Нынешняя власть весьма религиозна и опирается на утверждение, что Господь обещал нам эту землю, – говорит Шалев. – Но если Господь обещал нам эту землю, то и мы должны выполнить и свою часть договора. А если вы не выполняете свою часть договора, то и Господь не обязан выполнять свою. Бог в ТАНАХе сам говорит об этом через пророков: если вы не будете соблюдать заповеди, соблюдать субботу, я вас выкину с этой земли. И он так и сделал. Вопрос в том, хочешь ли ты жить в религиозном государстве, чтобы Господь был доволен? Я, например, не очень хочу…»

Для Шалева, как для потомка сионистов, приехавших в Эрец Израэль созидать новую прекрасную жизнь, создавать еврейское государство, главной всегда была тема связи с Землей, корней и истоков, библейского нарратива и, конечно, места еврейского народа на этой земле. Дед писателя  был социалистом и сионистом и с гордостью рассказывал внуку, как в четырнадцать лет ушел от религии, стал светским человеком, а в 17 лет сбежал из дому и совершил алию в Эрец-Исраэль.

«Основа сионизма — это идея о том, что мы здесь когда-то жили, это наша земля. Но я не считаю, что ТАНАХ должен нам диктовать условия. Я, несомненно, чувствую связь с этой землей в связи с библейским нарративом. Но где будет граница этой земли – западнее Иордана, восточнее Иордана? Ведь и в ТАНАХе эти границы все время изменялись. Пусть каждое поколение обозначит свои границы».

 

Билеты на премьеру в театре Гешер

 

Пьеса Меира Шалева «В гостях у предков». Фото Елены Лагутиной
Пьеса Меира Шалева «В гостях у предков». Фото Елены Лагутиной

Семья – это сад

Сегодня Шалев живет уединенной жизнью в своем доме в мошаве Алоней-Аба посреди пасторальных пейзажей Эмек-Израэль. Он почти не встречается с прессой и практически не дает интервью. Он сам ухаживает за своим садом, сажает растения, собирает плоды.

«Семья это сад, – говорит писатель,-  где произрастает множество историй об отношениях между родителями и детьми, между мужчиной и женщиной, историй о рождении и смерти. Для меня совершенно естественно писать о семье. Еврейская семья это всегда драмы, ссоры, конфликты. Да, ведь и вся еврейская история — это история семей: Авраам и Сарра, Яаков, Рахель и Лея». 

Танах и книги в старинных переплетах

Свою особую связь с ТАНАХом Шалев объясняет влиянием родителей. Писатель вспоминает как его отец, писатель, преподаватель и исследователь Ветхого завета, но при этом человек светский, преподносил своим детям ТАНАХ очень литературно, пересказывал библейские истории по-своему и всегда брал детей на прогулки по библейским местам. 

«Я получил прекрасное воспитание и образование, – говорит Шалев, -мои родители были мудрыми  учителями, они очень много в нас старались вложить, да и мы, дети, ценили их уроки». 

И, конечно, книги. По признанию писателя, самое большое влияние оказали на него книги, прочитанные в детстве. Читать он начал очень рано, с четырех лет. Он помнит книги своего детства в старинных переплетах. 

«Эти книги хранились у бабушки, в ящике с постельными принадлежностями. Они были написаны на старом иврите, как ТАНАХ,»- вспоминает он.  

Всякий раз, когда Меир бывал у бабушки, он садился читать. Виктор Гюго, Диккенс, Жюль Верн, Марк Твен, Генрик Сенкевич… Эта детская начитанность привила Меиру особое чувство языка и слова и особую связь с языком ТАНАХа.

«Если сегодня Иисус и Царь Давид войдут в комнату, я смогу с ними поговорить, я смогу сказать Давиду, что я думаю о его стихах, смогу подарить ему свою книгу и сказать, что буду рад, если он ее прочитает. И, если он ее прочитает, быть может, он и не поймет, что такое автомобиль или холодильник, но поймет, что такое любовь и смерть, память и одиночество. А это и есть литература…»

Город детства Иерусалим

Связь с землей, связь с семьей, связь с еврейским народом. Необходимое звено в этой цепи – Иерусалим. Город, где он вырос. Шалев вспоминает Иерусалим своей молодости. После Шестидневной войны Иерусалим был самым потрясающим городом в мире, где собрались прекрасные юноши и девушки со всего мира. Была такая прекрасная атмосфера, но так продолжалось всего несколько лет. 

«А потом, – говорит писатель,-Иерусалим снова стал таким, как прежде – угрюмым… Город, который все время смотрит не вперед, а назад, на тех, кто был. Главная проблема Иерусалима в том, что этот Как сказал Мелвилл, когда посетил Иерусалим – что этот город окружен кладбищами, и мертвые это самая мощная его гильдия. Мертвые — действительно те, кто определяют происходящее в Иерусалиме. Иерусалим убьет это государство, сионистскую идею».

Литература — это способ понять, где мы находимся…

«Я люблю текст сложный, многослойный, люблю богатый язык, – говорит писатель.-  Хотя есть и те, кто утверждают, что мои книги «слишком плотные» с точки зрения текста».

В материале использованы цитаты из интервью, опубликованном у нас на сайте. Текст Маши Хинич. Фото Елены Лагутиной.

 

Билеты на премьеру в театре Гешер

 

Интервью с Меиром Шалевом: «Литература — это всегда способ понять, где мы находимся…»

О Елена Шафран

Журналист, специалист по кризисному пиару и коммуникациям. Закончила факультет журналистики МГУ имени Ломоносова. Студенткой начала работать в газете «Известия», спустя 8 лет ушла в документальное кино. Участвовала в нескольких проектах на радио и телевидении. Работала PR-директором холдинга MNG. Руководила отделом коммуникационной группы «Тайный Советник». В Израиле в качестве корреспондента «Новой газеты» побывала во всех «горячих точках» от Сектора Газы и Самарии, до Хеврона и Рамаллы. Работала шеф-редактором русскоязычного 9-го канала израильского телевидения. Автор проекта, издатель и владелец ресурса Carmel Magazine. Владелец галереи и арт-магазина Art Store.

Проверьте также

Biggah: большой друг Израиля

Он записывает ролики  почти каждый день. Он очень спокоен и уверен, выражается предельно прямолинейно. Темнокожий …