Главная / Люди / Воспоминания / Давид Шехтер. Встречи с Шароном. Часть 3. Явление Арика народу

Давид Шехтер. Встречи с Шароном. Часть 3. Явление Арика народу

В бытность пресс-секретарем парламентской фракции Исраэль ба-алия мне приходилось очень часто сталкиваться с Ариком – комнаты наших фракций оказались расположенными дверь в дверь, а глава оппозиции Ариэль Шарон старался не пропустить ни одного дня работы Кнессета.

Israel's Minister of Industry and Trade Ariel Sharon sits in a session of Israel's parliament in Jerusalem May 6, 1985 in this file photo released by the Government Press Office. Ariel Sharon passed away on January 11, 2014 at the age of 85. REUTERS/Nati Harnik/Government Press Office/Handout/Files (JERUSALEM - Tags: OBITUARY POLITICS) ATTENTION EDITORS - FOR EDITORIAL USE ONLY. NOT FOR SALE FOR MARKETING OR ADVERTISING CAMPAIGNS. THIS IMAGE HAS BEEN SUPPLIED BY A THIRD PARTY. IT IS DISTRIBUTED, EXACTLY AS RECEIVED BY REUTERS, AS A SERVICE TO CLIENTS. ISRAEL OUT. NO COMMERCIAL OR EDITORIAL SALES IN ISRAEL
(photo by the Government Press Office)

Приход его я называл явлением Арика народу. Он появлялся около полудня, когда пятый этаж Кнессета, на котором расположены комнаты фракций, был уже заполнен журналистами, парламентскими помощниками и депутатами. Арик – грузный, всегда в черном костюме, с высоко поднятой седой головой, быстро, несмотря на возраст и вес, шел по коридору, рассекая толпу, окруженный телохранителями и свитой. Он никогда не останавливался, лишь кивком головы отвечая на приветствия, не задерживался возле журналистов, как с удовольствием делали многие депутаты, для которых разговор с представителем СМИ – причем на любую тему – зачастую является главной целью появления в Кнессете.

Арик всегда спешил, будто бы впереди его ожидало какое-то важное событие, хотя, в начале каденции Эхуда Барака, когда, всем казалось, что премьер от Рабочей партии пришел к власти на добрые восемь лет, какие уж такие важные дела могли быть у лидера потерпевшего сокрушительное поражение Ликуда? Спешить ему, действительно, было некуда, просто такой уж характер у Шарона – он все делает решительно, с уверенностью в том, что нынешняя задача – самая важная и решить ее надлежит быстро и эффективно. День за днем наблюдая за Ариком – не только, естественно, за его проходами по коридорам Кнессета, но и в парламентской работе: на заседаниях комиссий, выступлениях с трибуны, участии в прениях, я не мог не отдать должное этой уверенности, этому отсутствию – конечно же внешнему – сомнений в том, что дело, которое ты делаешь сегодня – главное, в отсутствии колебаний и сантиментов.

Мне казалось, что кличка, прилепленная Шарону – «бульдозер», действительно как нельзя лучше отражает его характер – этакая стальная машина, в любых условиях , невзирая ни на что, прущая к поставленной цели.

И вот однажды, декабрьским вечером 1999 года, когда в зале заседаний Кнессета шло последнее обсуждение госбюджета на следующий год, передо мной предстал совершенно другой Арик.

Парламентская фракция Исраэль ба-алия отказалась поддержать бюджет, что было грубейшим нарушением коалиционной дисциплины. Но иначе поступить мы не могли – после многочасовых переговоров с тогдашним министром финансов Байгой Шохатом и самим премьером Бараком, бюджет министерства абсорбции был все таки урезан на 70 миллионов шекелей. Причем урезан именно в параграфах, касавшихся деятельности репатриантских общественных организаций и помощи частным бизнесам новых граждан страны. Депутаты Исраэль ба-алия, как представители людей, по которым наносился этот удар, сочли совершенно неприемлемым поддержать такой бюджет и в знак протеста решили не участвовать в голосовании по нему. Вся фракция демонстративно уселась в депутатском буфете и мирно ужинала, не обращая внимания на бурные дебаты, шедшие в соседнем зале. Мы сдвинули два столика и удобно расположились в самом центре буфета.

Спустя несколько минут к нам подсела депутат от Рабочей партии Яэль Даян – дочь Моше Даяна. В тот момент она испытывала к мятежной фракции самые теплые чувства, ведь пост министра абсорбции занимала Юлия Тамир – политический соперник Яэль, также претендовавшая на роль первой дамы Рабочей партии. Наша критика бюджета касалась и Тамир, не сумевшей – да и не очень-то стремившейся – отстоять репатриантские организации. А любой афронт по отношению к Тамир играл, естественно, на руку Даян. Мы вели с ней светскую беседу, и она уже явно начала искать повод, чтобы откланяться, как тут в буфете появился Арик, стремительно подошел к нашему столику и уселся на свободное место рядом со мной.

Я, честно говоря, ожидал, что появление Арика станет для Яэль тем самым поводом: одно дело выражать симпатии к хоть и фрондерствующей, но все же коалиционной фракции, и совсем, совсем другое – оказаться в компании с лидером опозиции, да еще таким, как Шарон. Но к моему великому удивлению Яэль не только не ушла, а завела самую что ни на есть душевную беседу с Ариком, быстро перешедшую в обмен воспоминаниями. Оказалось, что они вместе воевали в войну Судного дня, провели чуть ли не в одном танке несколько недель в Синае и Арик подробно описал, какой замечательный ужин приготовила Яэль буквально из ничего в один из самых тяжелых дней войны. «Она буквально спасла нас от голодной смерти»,- прочувствованно сказал Арик. 

96B84847-14A0-4CEA-930C-76A1B5A97A4F

(photo by the Government Press Office)

Я смотрел на двух этих людей, которые с нескрываемой нежностью вспоминали совместное прошлое – битвы, споры, общих друзей и не верил собственным ушам. А когда Арик рассказал, что был свидетелем на свадьбе у Яэль, удивления не скрыл даже обычно сдержанный Щаранский. Еще бы: в израильском Кнессете не было двух больших антиподов – крайне правый Арик и крайне левая Даян. Он не желал отдать арабам даже одного сантиметра земли, она – неистово добивалась немедленного мира с палестинцами и передачи им всей Иудеи с Самарией. Он при каждом удобном случае повторял, что Арафат – это враг, более того – военный преступник. А она при первой же возможности шастала в гости к главарю автономии. Арик – примерный семьянин и однолюб, Яэль – рупор гомиков и лесбиянок, притаскивавшая эту братию в Кнессет. И вот эти люди, которых, как мне казалось, разделяла пропасть, имели, оказывается и общее прошлое и многочисленных общих знакомых и явно испытывали друг к другу глубокое уважение! 

Я понял в тот вечер, как все же много общего у израильтян, принадлежащих к самым противоположным политическим лагерям, денно и нощно проклинающим друг друга. 

Собственно, великой мудрости в столь нехитром выводе не содержалось, но одно дело – понимать это абстрактно, а другое – убедиться лично, да еще на таком примере! Беседа Шарона с Даян продемонстрировала мне, что клей, скрепляющий израильское общество, разрываемое внутренними конфликтами и распрями, на самом деле очень крепок, и расчеты врагов разорвать нас изнутри обречены на провал. И еще я понял, как все же толерантны коренные жители страны. Ведь мы, вновь прибывшие, не имеем этого общего прошлого, общих поражений и побед. Мы должны быть для них чужими и, если быть до конца честными – по большому счету чужими и являемся. И все же они принимают нас, пусть не всегда на равных, но принимают в свой круг, не давая в большинстве случаев почувствовать этой чужести. В тот вечер Арик и Яэль – соль земли Израиля, разговаривали с нами, политическими представителями новых репатриантов, на равных, как со своими. И, кстати, не только в тот вечер. Но тогда, в буфете Кнессета все утверждения о ксенофобии израильтян, об их неприязни к новеньким были еще раз – и решительно! – опровергнуты на моих глазах. (продолжение следует)

Давид Шехтер

Давид Шехтер. Встречи с Шароном. Часть 2 «Раненых на поле боя не оставляют»

Давид Шехтер. Встречи с Шароном. Часть 1 «Лихой генерал»

Про David Shechter

Ему довелось побывать в Овальном кабинете Белого дома и в кабинете российского президента в Кремле, во дворцах японского императора и голландской королевы, иорданского короля, президента Египта, и, даже, в личных покоях Папы Римского. Давид Шехтер — израильский писатель и журналист, пресс-секретарь еврейского Агентства Сохнут, член международного Пен-клуба. В качестве израильского журналиста он присутствовал на церемониях подписания мирного договора между Израилем и Иорданией в Араве, договоров Осло-2 в Белом Доме, присоединения Израиля к Европейскому экономическому союзу в Брюсселе, на конференции Миротворцев в Шарм эль Шейхе, на конференции ОБСЕ в Лиссабоне. Давид Шехтер неоднократно встречался с Ицхаком Рабином, Шимоном Пересом, Биньямином Нетаниягу, Ариэлем Шароном. В 1999-2001 годах Давид был одним из руководителей предвыборных штабов партии «Исраэль ба-Алия» и кандидата на пост премьер-министра Ариэля Шарона.

Возможно заинтересует

Вода из воздуха. Пейте в Израиле

Ученые из Хайфского Техниона запатентовали новую технологию сбора влаги из воздуха и превращения ее в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Капча загружается...